ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ; Мой старин

ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ; Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живет на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное:; «Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?»; Прошлой весной Оксана попала в серьезную аварию.; Ехала на «зелёный» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров.; Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима.; Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зеленый». Видеорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова.; К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекресток как на ладони.; Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зеленый», а Оксана на «красный».; Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав.; Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала:; – Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь.; Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране! Сейчас все другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок!; Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно.; Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс еще и московский полицейский.; Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна.; Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела.; Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель – старший лейтенант полиции встал в суде и заявил:; – Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя.; Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления.; Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил:; – А почему, все же, свидетель изменил свои показания?; – Да черт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца.; – Может быть, может быть…; И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут»; За день до суда, он таки провел свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трех звонков.; Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство.; Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков.; А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих…; Я уговариваю Тарасыча все рассказать Оксане, но старик упирается: – «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»